Сказка за сказкой

С утра я Золушка – встать пораньше смахнуть пыль, приготовить завтрак, всех разбудить, накормить, погладить одежду, завернуть с собой что кому надо взять, всех выпроводить,… круговерть. И каждый норовит недовольным голосом потребовать чего-то, о чем вчера не подумал, а сегодня приспичило. 
Надеваю свою красную шапочку и отправляюсь в лес Московских улиц. В сумочке чего только нет. Видимо бабушка у меня не одна, а сотни две и занести надо каждой свое, так что скорей - скорей, мимо пеньков городских скамеек, мимо цветов городских помоек. Некогда мне останавливаться. И тут я, конечно, встречаю тебя – Серого. Не помню, кажется, мама мне говорила не разговаривать в лесу с хищниками, а может она не имела в виду знакомых?
Ты вызываешься меня проводить, и мы снашиваем ноги о чужие подъезды, каменистые тротуары, неожиданные тропинки, выводящие не туда, куда хотелось, длинные мосты и темные подворотни. И ты говоришь, говоришь о своем, а я из Красной шапочки постепенно превращаюсь в Русалочку.    Каждый шаг как по остриям ножей. И полное ощущение отсутствия голоса – ты меня не слышишь. Я начинаю говорить что-то, но ты пропускаешь мимо ушей и продолжаешь гонять свое.  
Ну вот мы, наконец, у моего подъезда. До свидания, прекрасный принц, дальше я уж как-нибудь сама.  Самое важное ты всегда оставляешь на последнюю секунду – ты женишься. Я рада, безусловно. Какие слезы? Это я, наверное, в морскую пену превращаться начала. Нельзя мне. 
Срочно оборачиваюсь принцессой из другой сказки. С прямой спиной и царственной улыбкой  добираюсь до квартиры.
 Розы на окне потеряли утреннюю прелесть – сейчас это просто пучок колючек, тусклое освещение не может прогнать уродливые тени из углов. Колет глаза несоответствие убогого жилья моему высокому статусу. Э, да я Кай?  Не то, надо обратно в принцессу. 
Расправляю шлейф и вступаю в опочивальню. Надо еще зашить перед сном пару дырок. Но в Золушку при этом превращаться не хочется. Попробую сама. Ну разумеется, укололась. Как же глаза слипаются. Последним усилием добираюсь до кровати.  Интересно, кто-нибудь догадается как меня разбудить?   

я - вон тот


Я - вон тот, что вновь по тебе скучает,
Кто во сне тебя на руках качает,
Кто из всех напитков попросит чаю,
Чтоб и дальше спать беспробудно мочь.
Я - вон тот, кто редко бывал в печали,
Но во взгляде боль и призыв отчаян...
И не надо слов, лучше крики чаек,
И не надо день, лучше дальше ночь.
Я всё тот, что помнит тебя в начале,
Как закат с тобою в пути встречали,
Каждый жест правдив и еще нечаян
(в пониманьи жизни почти что нет)
Дебаркадер я на пустом причале,
А твой парус ветрами измочален,
Но когда-нибудь ты ко мне причалишь
И проснется солнце и будет свет.

Золушка

Бал во дворце. Шелковые платья переливаются  бликами от множества свечей. Играет музыка. Девушки краснеют от взгляда принца. Руки у них дрожат, колени подкашиваются. Перья на шляпках выдают с головой. Принц ищет среди них ту единственную, которая отличалась бы хоть чуть-чуть, но не находит.
А она… Она совсем рядом – за окном. Она уже пришла в непривычном нарядном платье, которое ей одолжила на один вечер крестная, взяв клятву отдать его непременно до полуночи. Она смотрит через окно на напомаженных красоток, смотрит на свои руки без перчаток ( крестная недоглядела) и понимает, что это уже чудо что она стоит здесь у стены великолепного дворца и может видеть принца. Это уже счастье. Стоит ли делать последний шаг через порог?

А музыка манит и тревожит, но что-то она какая-то грустная, да и вообще с другой стороны раздается. Она оборачивается и видит шарманщика. Она знает его – он играет на рынке, куда она ходит за овощами. Она всегда слушает его, а он угощает ее яблоком и спрашивает как жизнь. А сейчас он смотрит на нее так, как будто видит в первый раз.

Если ты пойдешь со мной, говорит он, я буду играть тебе каждый вечер. У меня нет дворца и денег, но у меня есть звезды и миллион дорог, по которым я тебя проведу. Забудь о принце, и ты станешь счастливее любой королевы. Откажись от мечты.

И знаете, что она сделала?  Конечно, знаете. Она шагнула в зал с горящими свечами, и принц, разумеется, сразу заметил ее и танцевал с ней почти до полуночи. А потом она убежала, но потеряла туфельку. И принц нашел ее и женился, хотя ей уже и не хотелось за него выходить.

А потом были выезды, балы, охоты и иногда – раз в году –  ярмарка. Открывались ворота замка и приходили уличные торговцы в ярких одеждах с разрисованной посудой, глиняными свистелками, уличными скоморохами и грустным шарманщиком. Он играл, а она слушала и отводила глаза. У него все еще были любовь, звезды и миллион дорог, а она осталось простой королевой.