Книжно-лирическое

Копыта скользят по тропе над пропастью, скрежещут мечи и латы.
Бывает нельзя по любви... по совести, мы оба не виноваты.
Копья тяжелее на сердце горести, у сердца кусочек ситца.
И хочется верить... но в нашей повести счастливого не случится.
Стрела, из колчана сбежав, доверчиво прижмется спиною к луку,
А где-то с начала пером прочерчена судьба, что сулит разлуку.
За пазухой имя пригрелось вышивкой, хранит средь стежков удачу,
Но можно другие на счастье выменять, мое ничего не значит.

Глупый ангел


Ангелу со мной не достанет сил
Вечно мучает совесть, а может страх,
Вот и крылья белые опалил,
Закоптил в дыму твоего костра.

Не видать нам с ангелом райских кущ,
Не отмыть нам ни перышка до бела,
Потому, что ангел не всемогущ,
Но сует он нос не в свои дела.

Вот и снова глупый, похоже, влез -
Он следит не отбилась чтоб я от рук
И легко блокирует от чудес,
Будто встречи чем-то страшней разлук.

Он влетает в чей-то далекий дом,
Ставит палки в колеса, на стол - вино,
Нервно курит, падает липким сном...
Мне уже не больно, мне все равно.

Я смирилась, Господи... ну почти.
Ничего повторить невозможно, но
Я почти что взрослая, отпусти
В танец листьев праздничный за окно

Опубликовано в сборнике "Взгляд белой кошки"

Письмо

Нет, все же отправлю письмо Вам, вздохну облегченно,
Что выбор мой сделан и ход остается за Вами.
Но сердце поднимется к горлу, стуча учащенно
В нелепой надежде задеть Вас моими словами.

Мне жутко и страшно, что Вы всё поймете превратно,
Что Вы рассмеетесь, смакуя привычно победу,
Но хуже стократ, если, чувств убежав, безвозвратно
Уйдете, не верьте ж любовному этому бреду.

Прошу Вас, скорей приходите с игривой улыбкой
Без клятв (и обманов), довольно мне Вашего взгляда,
Чтоб просто тонуть в синеве его зябкой и зыбкой.
Не бойтесь, мне большего счастия, право, не надо.

Прощай.

Прощай. Под звездным небом неизбежность
Неотвратимой тягостной разлуки
В последний раз пожать позволит руки,
Но вглубь загонит рвущуюся нежность.

Прощанья миг лишь для меня как пытка.
А ты с улыбкой мне целуешь пальцы
И я должна самой себе признаться:
Ты удержать не сделаешь попытку.

Прощай. Я упорхнула легкой птичкой,
Как будто не на век, а на пол-мига.
Мне без тебя свобода хуже ига,
Но откровенность не в моих привычках.

Наш город

В том городе будут счастливые лица
Тебе улыбаться под ласковым солнцем,
Там будут такие красивые птицы,
Что каждый, кто видел, опять к ним вернется.
Зеленым листком заиграется ветер
Игривым щенком между башнями замка...
Возможно, ты лучший волшебник на свете,
Сметающий словом реальности рамки.

Но мы не останемся и метрономом
Шагов наших эхо скользнет по брусчатке
И теплая матовость трещинок дома
Сотрется, а камень дорог станет гладким
Высоких ворот погрустневшие створки
Забудут скрипеть шаловливые песни
И медленно тающий выцветший город
Замрет в ожиданьи, оставшись на месте.

 И медленно- медленно плотным туманом
Затянет и двор и высокие шпили.
И город и замок обоим обманом
Покажутся, но ведь мы точно там были!
Ты вечно вот так - навсегда безвозвратно
Уходишь, не ведая грусти и боли.
Казалось, что счастье спасет этот град, но
Все тянется шлейфом туман за тобою.

Б

Ей легко изменить, оставаясь собою,
То, что в жизни приелось на то, что желанно,
Обменять суету на оазис покоя,
Чтобы им расплатиться за свежую драму,
Бросить вызов любому, кто кажется сильным,
Отдаваясь всецело турнира азарту,
В длинных пальцах тасуя (ведь, правда, красиво)
Так по-женски наивно крапленые карты.

Волшебник

Если бы ты знал...
 Если бы ты знал как время течет без тебя! Как оно тянется, бесконечно медленно теплой медовой струей. Как твой свет наполняет его золотыми бликами надежды и ожидания.

 Если бы ты знал как минутки с твоим приходом начинают отделяться от потока, вбирают твое дыхание, накалываются на твои слова, леденеют и падают в бездну памяти (забвения).
 Если бы ты знал как больно когда прожитые мгновения превращаются в прошлое, непоправимо, безнадежно завершенное, неповторимо прекрасное и безвозвратно свершившееся.
 Если бы ты знал, как беззащитным котенком сжимается нежная благодарность у меня не то в горле, не то в животе от каждого твоего слова, от каждой улыбки.

 Если бы ты знал, что твои слова могут сделать с моим миром!
 Если бы ты только знал...

 ... ничего бы не изменилось.

Я знаю - ты волшебник. Ты можешь вдохнуть жизнь в обычные буквы. Ты можешь построить город из слов. В нем будут счастливые жители, яркие птицы, ласковое солнце. Теплый ветер будет играть сорванным листком между башнями старинного замка. Будет звенеть ручей, подпевая голосам райских птиц. И мне там будет хорошо потому, что ты будешь со мной. А потом мы уйдем из этого города и он начнет таять. Сначала исчезнут трещины на теплых камнях мостовых и они станут гладкими и холодными. Потом перестанут скрипеть на ветру высокие ворота замка. Колодец во дворе пересохнет, старая черемуха облетит лепестками, райские птицы улетят, жители разбредутся кто-куда. И старый замок будет медленно-медленно расплываться в тумане. Ты всегда так уходишь. Навсегда. Не оглядываясь. И за тобой тянется шлейф тумана. А в нем тонут бывшие веселыми города, бывшие счастливыми замки, бывшие быстроходными и непотопляемыми шхуны. Но ты не узнаешь об этом. Ведь ты - простой волшебник, ты только и можешь, что вдохнуть жизнь, построить город...   

Укрыться в клетке от стихий


При ураганном ветре два крыла -
Смешная, ненадежная опора.
И кажутся немыслимыми споры...
О, лишь бы приземлиться ты смогла,
За прутьями укрыться от беды,
Ты б никогда... Но только ветер тише,
Ты вновь разумных доводов не слышишь,
Сливаясь со стихиями среды.

Ты можешь все, что я бы не смогла.
Сжимаю ключ от собственной темницы
И не могу сама с собой смириться,
И плачу, что тебя не сберегла.
Из-под надзора не уйти никак -
Сама себе тюремщик, страж, мучитель.
Шепчу тебе и птицам: научите!
Ты пожимаешь крыльями: пустяк.

Опубликовано в сборнике "Взгляд белой кошки"

Д

Ты - круги на воде, искаженье пространства.
Меж вселенными мостик так просто построить,
Но зовет тебя время на поиски странствий
Неприрученным рыцарем счастья и горя.

Сонет №7


Никак не может разродиться плачем
Осенний день, пронизанный ветрами,
Панически сметающими мусор
Как в ожиданьи дорогого гостя.

Песчаный пляж взрывается от капель.
Нервозность ожиданья отступает
И дождь идет уверенно и мощно
По лежакам, по брошенным скамейкам.

Безмолвный ветер гнев сменил на милость
И зонт не рвет, а нежно дует в спину,
Над фонарями мокнущей кафешки
Неся тончайший шлейф тепла и кофе,
Подталкивая к жаркому камину,
Неуловимой нежности ванили.

Сонет №6


На сердце осень, несмотря на солнце.
Что толку видеть радостные блики

в ручье весеннем. В мир не вносит ясность
воды прозрачность. Холод студит ноги.
Корабль бумажный жизненных желаний

теченье быстро разрушает, бросив.
Пустынный берег. Слезы не увидишь
в глазах зеленых - не о чем им литься.

Неспешный танец кисти не способен
Неповторимость возродить мгновений
на рисовой бумаге. Заблужденье.
Потеки туши в черно-белой гамме -

всего лишь незначительные тени
полученных когда-то впечатлений.

Давай не...

Давай доверять перестанем друг другу
И души закроем надежным засовом.
Ничем не согреем в морозы и вьюгу -
Ни взгдядом, ни словом.

Давай же хранить друг от друга секреты
Не будем делиться ни горем, ни счастьем
Ведь так неуместны друг другу советы
И ждать их напрасно.

В глазах твоих ясных не буду тонуть я
И если случайно коснемся руками,
То сердце стучать учащенно не будет,
Я - бредить стихами.

Пусть наши дороги идут параллельно -
Нигде не сойдутся они в перекресток.
Портрет твой не стану писать акварелью,
Ни даже набросок.

Не будем романс исполнять мы дуэтом
Ведь можно поверить словам ненароком
И глупо влюбиться куплет за куплетом
(Как было б жестоко).

Давай не раскроем друг другу объятья,
По-прежнему врозь проводя каждый вечер,
И может быть даже не стану мечтать я
О следующей встрече.

Любовь...

Свободу твою сковав навсегда,
Обзор ограничив пути видом млечного,
Она обещает счастья года -
Любовь бесконечная.

Отринув запреты, сплетни презрев,
Как горный поток очищающе-светлая
Все бросит к ногам. Пришла, как на грех,
Любовь беззаветная.

Темнеет в глазах и сердце стучит.
Жизнь радуги ярче - лишь миг и бесцветная.
Чтоб в душу пролезть момент улучит
Любовь беспросветная.

Она не покинет, как ни желай,
Хоть болью навеки отныне повязана.
Легко она адом сделает рай,
Любовь неотвязная.

Нет сил удержать, оборвана нить.
Отныне лишь грусть и тоска настоящие.
Беспомощно в небе будет кружить
Любовь уходящая.

Кораблик

Ожидание в чужой гостиной располагает к созерцанию. Хозяин немолод и порой жалуется на сердце. Поздняя осень. Похоже, и сегодня, несмотря на солнце, ему нездоровится. Что толку сердиться.

 Ближе к окну на круглом столике хрустальный кувшин с водой. В нем заблудился солнечный луч. Видеть такие радостные блики можно в ручье весеннем. В душе воцаряется мир и спокойствие. Подхожу ближе и обнаруживаю на стене картинку в рамке за стеклом.

Неразборчивая надпись стремительным почерком не вносит ясность, но само изображение завораживает. Есть в нем и воды прозрачность, и холод, что студит ноги. Листья латаний похожи на крылья диковинной птицы. Видно, что листок был сложен, вероятно, в корабль, а потом бумажный скиталец тщательно расправлен, проглажен утюгом и заботливо помещен под стекло. Следы каких жизненных желаний он хранит? Какое теченье быстро, а может и плавно принесло его на эту стену? Судьба часто разрушает надежды, бросив путника на пустынный берег. Сквозь слезы в глазах не увидеть правильного пути.

 На картинке нет ни зеленых красок, ни голубых, ни красных, только черная тушь, но ощущение полноцветности мира на ней не пропадает. О чем это послание? Кто и кому им отправил кусочек своей души? Дошло ли оно до адресата? Мне не узнать никогда. Мягкий свет осеннего солнца будет так же литься на бывший бумажный кораблик в тиши гостиной.

 А ведь неспешный танец кисти не ведомого мне мастера способен был изменить чью-то судьбу. Удалось ли? Неповторимость линий является ключом к чьей-то памяти, лишь ей доступно возродить радость и боль прошедших мгновений. А может быть на рисовой бумаге обычный ничего не значащий рисунок и все придуманное мной - заблужденье.

 Потеки туши по местам сгибов бумаги как клетка в той же черно-белой гамме, что и рисунок. Всего лишь незначительные тени прутиков надежно удерживают райскую птицу в волшебной стране моих, полученных когда-то, впечатлений.


 На сердце осень, несмотря на солнце.
 Что толку видеть радостные блики
 в ручье весеннем. В мир не вносит ясность
 воды прозрачность. Холод студит ноги.
 Корабль бумажный жизненных желаний
 теченье быстро разрушает, бросив.
 Пустынный берег. Слезы не увидишь
 в глазах зеленых - не о чем им литься.
 Неспешный танец кисти не способен
 Неповторимость возродить мгновений
 на рисовой бумаге. Заблужденье.
 Потеки туши в черно-белой гамме -
 всего лишь незначительные тени
 полученных когда-то впечатлений.

 в ручье весеннем
 воды прзрачность, холод
 корабль бумажный

 теченье быстро
 пустынный берег. слезы
 в глазах зеленых

 неспешный танец кисти
 неповторимость
 на рисовой бумаге
 потеки туши

Написано для литературных практик http://stihi.ru/2011/05/19/7917 в технике растворения
под руководством Анатолия Страхова http://stihi.ru/avtor/astra11

Белка

Работа. Непробиваемое начальство. Бестолковые подчиненные. Дом. Телевизор. Газета. Сон. Кофе. Работа. Отчеты. Дом. Ребенок-двоечник. Работа. Интернет - большая помойка. Дом. Вечно недовольная жена. Когда ей цветы дарил не помню уже. Вроде ни к чему. Работа. Дом. Я - белка. Нет - бурундук. Суть та же, а звучит более мужественно. Работа. Интернет - скука смертная. Досижу до вечера - побреду домой, дождусь утра - попрусь на работу. Стихи что ли почитать? Ну-ка, что нам скажет поисковик? "Стихи прикольные" - enter. Самый лучший сайт совместного творчества? Ну-ну, посмотрим. А неплохо ребята зажигают и вроде ничего сложного - у меня наверняка получится. Все лучше, чем скучать.


  Всего две недели на сайте, а уже хочется идти на работу. Знаю, что зайду в инет, а там Белка. Бывают же такие  внимательные и нежные! Какая она сегодня - веселая, грустная, игривая? Белка, Белка, кто с тобой в реале?

 Все у нее в семье так же, как у меня. Муж приходит с работы и смотрит в телевизор или в газету. Цветов не дарил, наверное, вообще никогда. Ужин, приборка, ребенок - двоечник. Работа, начальство, беспросветность. И, главное, никого, кто бы смотрел на нее и интересовался, чем она живет. Как же так получается, что близкие люди оказываются такими чужими, и, чтобы найти того, кто тебя выслушает, приходится жить в интернете?


 Вот это, наверное, и называется любовь. Просыпаюсь утром, и внутри, словно птицы поют. Заглатываю кофе и бегу на работу (хочется вприпрыжку, но напускаю на себя солидность и сдерживаюсь изо всех сил). Все радует. На работе начальство умиляет, подчиненные не раздражают, отчеты пишутся быстро и без ошибок. И рифмы лезут из меня непрерывным потоком. Небо вроде серое, но хочется улыбаться каждому потому, что за тучами есть солнце, потому, что с той стороны монитора ждет Белка. Дурак - дураком. Сегодня шел утром и увидел, как старая карга вышла с веником и совком и за девушкой начала пыль на дороге в совок сметать. Подумалось, что это ведьма пыль для заговора какого-то собирает и, довольный, полетел скорее Белочке рассказывать о своем открытии.


 Жену забросил совсем, хотя по сути ничего и не изменилось. Какой-то у нее взгляд стал задумчивый. Подозревает что ли? Но я же не налево хожу - так же на работу и домой. Неужели чувствует? А Белка - лучшее, что со мной было за последние десять, а то и пятнадцать лет. По-хорошему надо бы сесть с женой и поговорить, но как-то не получается у меня. Подожду еще немного.

 Как-то мне нехорошо от этого. Чувствую, что обманываю жену, совесть взбеленилась и требует жертв. Сводить что ли куда-нибудь в кафешку?

 Пришел к жене на работу, подошел тихонечко со спины, а на мониторе у нее наш сайт. И она - Белка!

 Признаться?

Где живет счастье

Счастье на кончике языка,
На перекрестьи ладонных троп,
В фокусе взгляда твоих зрачков,
В нежности строк моего стиха.

В жажде моих ли, твоих ли губ
Счастья глоток будет ждать пока
Мне его хочется греть в руках,
Если я верить в него могу.

Если стереть...


Я ничего не стираю из принципа
Или из лени, а может от жадности.
Всех не исправить и души не вытрясти,
Пусть всё как было навеки останется.

из дневника

День первый.   Она пришла сегодня первый раз. В глазах слезы, на губах улыбка. Спинку прямо держит, гордо. Слезы сами капают. Смешная девочка. Знала ведь во что ввязывается, и все равно в сторону не свернула, вот и почувствовала как это - терять связь. Когда рвутся струны, по которым только что теплые волны шли любви и понимания. Знала. Зачем туда полезла, дуреха? Вот теперь в слезах. Отвлек как маленькую. Я когда с дочкой гуляю тоже бывает замечу, что слезки вот-вот брызнут, отвлекаю "белкой". Срабатывает безотказно. "Где?" и сама уже глазками по веткам шарит, найти пытается пушистый хвост. И однажды нашла ведь. Впрочем, я отвлекся. Рассказал я девочке волшебную сказку, улыбка перестала быть вымученной, ожила, но слезы в глазах так до конца и не высохли. Ничего, не впервой мне девочек утешать, справлюсь.

День второй.   Сегодня в глазах интерес - что там дальше в сказке. Слез уже нет, но что-то осталось на донышке глаз, в изломе бровей. Вроде я ее по сказке веду, а вроде и она меня. Перехватывает инициативу, галсы меняет как заправский матрос... Весь поток ее тепла прерванный на меня перенаправился, похоже. А, впрочем, не весь, маленький ручеек пробился, а там ого-го сколько было. Хорошо, что на меня этот водопад не обрушивается - утонул бы наверное.

День третий.   Я придумал - мы с ней построим стену защитную. Средство проверенное. Прозрачную до невидимости, прочную до несокрушимости. Да ее даже Эскалибур поцарапать не сможет, такая стена получится. И экскаватором ее не свернешь, и танк ей нипочем, и взрыв водородный она легко выдержит. Чувствую себя магом-волшебником. Вплетаю в кружево разговора нити основы будущей защитной стены - невидимые но прочные, завязываю на них узелочки. Хороший получается каркас - мне нравится

...
День тридцатый.   Тепло и нежность смешиваю со смехом, добавляю иронии, открытости и понимания - больше ничего и не нужно для хорошего цемента. Наша защитная стена почти готова. Только чуть-чуть подшлифовать, чтобы уж совсем никаких шероховатостей не осталось.

...
День последний.   Показал ей сегодня стену, которую она строила старательно вместе со мной и даже не подозревала об этом. Ей понравилось, улыбается, только оказалось вдруг, что мы по разные стороны от стены. И там, где стоит девочка моя, места совсем чуть-чуть, только-только ногу поставить. Стоит пошевелиться и камешки из-под ног в пропасть срываются. А руками зацепиться не за что - стена гладкая как зеркало - и я руку не не могу протянуть сквозь нее. Не всемогущий же я, хоть и маг. А на моей стороне целый мир - иди куда хочешь. Что ж, пойду, в следующий раз буду смотреть где стену ставлю.

Апрельские бабочки синквейнов


проза
порожденье
авитаминоза,
весеннее обостренье
пиков
вечного одиночества,
ощущаемые 
пророчества
зимы

Чувства
неподвластны.
Овладеть искусством
удержания над счастьем 
власти,
радость задержать мгновенья. 
повторить удастся ль?
Против время-
ластик.

Подарок

Когда мы появляемся на свет и начинаем осознавать окружающее, всё удивляет нас, пугает или восхищает, яркими мазками эмоций заполняя нашу картину мира. Мы взрослеем и перестаем удивляться. За новыми впечатлениями приходится выбираться в экзотические страны, потому что повседневная жизнь не оставляет уже ярких следов на нашей памяти. Но время от времени у каждого происходят удивительные события и встречи, меняющие сложившееся представление, не вписывающиеся в привычное. 
Об одной из таких встреч я и хочу рассказать. 
Лет шесть назад в конце января я познакомилась с Вероникой. У нас редко встречаются такие лица - открытые, улыбающиеся, лучащиеся счастьем. Оказалось, что на тот новый год она получила самый лучший подарок в своей жизни. Не пытайтесь угадать - уверена, что не получится. 31 декабря Веронике позвонили из больницы и сообщили, что по результатам анализов ей поставлен онкологический диагноз. И от этой замечательной новости она даже на излете января вся светилась радостью. Как же так? В чем здесь подвох? 
Вы когда-нибудь задумывались почему мы так боимся смерти? Наш страх - не боль, не Страшный Суд, не адский огонь, наш страх - Неизвестность.
Неизвестность поселилась у девушки рядом с сердцем и с каждым днем сжимала его все сильнее. Но в Новогодний вечер раздался телефонный звонок и  
Неизвестность покинула Веронику, уступив место Надежде.

Хранителю

Пока мой мир лежит в твоих ладонях, 
Пока хватает смелости душевной 
Дрожать от ужаса, ловя твое дыханье, 
Гадая долго ль будешь совершенным 
Хранителем, держа мой мир хрустальный, 
Как долго не уронишь ты его, 
И не придется ль собирать осколков, 
Опять изрезав душу в кровь и пальцы... 
Здесь важно, чтобы ты не догадался...

Нет проку

Нет проку пытаться вернуться к началу
И в добрых словах отыскать притяженье,
А признаки страсти в неловком молчанье -
Нет смысла в цикличном по кругу движенье.
Ища виноватого в том, что случилось
Не стоит искать нам друг в друге порока.

Уж лучше судьбе благодарным за милость
Остаться, хоть в этом, как будто, нет проку.
Нет проку с другим добиваться созвучий,
Достигнутых нами с тобою когда-то,
И с "прошлым" "сегодня" сличая - что лучше -
Интим ожидать от любого привата.
Уйти в монастырь, разуверившись в людях
И жизнь посвятить исполненью зарока:
Отныне лишь в скрипке возможность прелюдий -
И в этом решении тоже нет проку.

Ангелу моему

Ангелу моему передай привет - 
знаю, он у тебя. 
Нет, мне вовсе не нужен его ответ. 
Перья крыл теребя 
скромненько пусть потупившись не молчит. 
я не злюсь - ни к чему... 
скажет пусть что опасного мне в ночи - 
я сама не пойму

Ночные полёты


Ночь густая, словно кисель,
Непрозрачная, как плотный туман.
Все представить можно - то ли в красе,
То ль в уродстве - но опять всё обман.

Крыльев звон твоих у плеча
Растворяет нереальность, увы.
И лечу я, над собой хохоча
В амальгаме моих крыльев кривых.

Незабудки

мы живем как играем. 
проклятого жанра законы 
(безразлично какого) твердят 
нам суфлерски из будки. 
а любовь, как и жизнь 
под завязку уходит с поклоном. 
и, поверь, ничего 
не меняют в руках незабудки. 
нам никто не откажет... 
никто никогда не поверит, 
что любовь не умрет, 
унеся нас чудесным аллюром. 
сквозь века на холсте 
незабудок застынет потеря 
и подернется век 
сетью тонких морщин кракелюра.

Опубликовано в сборнике "Взгляд белой кошки"

Цветные сны

Автобус

Мы ехали на автобусе. Не обычном, а длинном - с гармошкой. День был как день - ни то ни се. После дневной жары начал накрапывать мелкий дождик. Мы расположились в автобусе на сидениях, которые были повернуты к проходу как в метро. Хотелось домой. Автобус тащился еле-еле, поскрипывая и покачивая тяжелым задом. Вдруг водитель включил микрофон и сказал:" Иванушка и Жар-птица, вы все-еще едете у меня на задней площадке? Я не вижу вас. Там вообще кто-нибудь есть?" Автобус как раз входил в очередной поворот и водитель, действительно, не мог ничего видеть. Но мы то были ближе к хвосту и наблюдали как немногие пассажиры стали переглядываться и улыбаться, а некоторые даже махать руками, мол мы здесь. Разумеется, никакого Иванушки и никакой Жар-птицы там не было, но пассажиры автобуса отвлеклись каждый от своих от своих раздумий и ехали теперь все вместе. И автобус, казалось, это почувствовал и веселей покатил по дороге. Девушка из "хвоста" в цветастом платье встала со своего сиденья и прошла по салону такой домашней походкой, что мне показалось что автобус - ее дом, она здесь хозяйка и встала с мягкого дивана чтобы открыть форточку, а мы все находимся снаружи и видим ее в окне. Девушка действительно подошла к окну и открыла форточку. При этом она сделала какое-то неуловимое движение, так что пространство опять вывернулось и все мы снова оказались внутри. Но теперь мы были дома. В тепле и уюте. И были мы уже не разрозненными пассажирами, а единым целым - семьей. Сквознячок из открытой форточки лизнул меня по лицу и мне захотелось прижаться к тебе, а ты почувствовал и обнял меня за плечи. Девушка давно вернулась на свое место, а мы, стараясь не спугнуть, жадно впитывали ощущение равновесия и покоя. Выйдя на своей остановке мы шли под дождем, не раскрывая зонта, подставив лица освежающим каплям. Мы несли домой, боясь расплескать, наполнившее нас чувство. Я читала в твоих удивленных глазах:" Ты ведь заметила? У тебя тоже?" И отвечала взглядом:" Конечно". А дома, едва успев снять промокшую одежду, ты сел за компьютер и я увидела как из-под твоих пальцев со звуком дождя рождается сказка. 

Полет 

Каменные стены старинного замка. Широкие коридоры, высокие потолки. Серый камень сводов заставляет меня пригибаться - боюсь удариться головой потому, что еду на ком-то огромном. Сердце замирает от высоты. Выходим к широкой лестнице вниз - страшно. Лестница внизу кажется так далеко, а мое положение так неустойчиво - вот-вот упаду. То, что меня несет, переступает с ноги на ногу, чуть наклоняется вперед... Паника! - сейчас точно упаду. И вдруг раскрываются широкие крылья - мы летим. Срываемся с верхней ступени лестницы. Потолок уходит вверх, лестница исчезает внизу и страх падения вытесняется радостью, облегчением, восторгом полета. Огромные крылья дракона, на котором я сижу, вселяют уверенность и спокойствие. Мы вырываемся широкими коридорами из замка и летим над над крепостной стеной, над полями, над лесом... 

В другой галактике 

Мы в другой галактике. Не знаю как мы сюда попали, но здесь, вдали от остального человечества только ты и я. И единственное желание - воссоединиться с ним ( с человечеством разумеется ). И единственный путь - через ванну телепортера. Установочка старинная, с ржавыми потеками, древней конструкции, но других-то вариантов нет. Больше того, энергии хватит только на один раз. Это значит, что кто-то из нас должен остаться здесь навсегда или мы все таки постараемся утрамбоваться в ванну вдвоем, да так, чтобы не торчать из жидкости различными членами, потому что перенесется к людям только то, что под поверхностью. Ну и, разумеется, это надо проделать без одежды, ведь всем известно, что неживая материя передается другим способом. Так что, давай, расстегивай третью пуговицу на рубашке ... 

В постели 

Мы лежим в постели. Хорошо. Ты такой расслабленный, теплый и умиротворенный. А я такая спокойная и даже веселая. А она? Она очень эротичная и ласковая. А ты? Ты между нами и тебе хорошо, но чего-то хочется. И тогда ты говоришь мне: "Слушай, а ты бы не могла перебраться на пол? Или хотя бы наушники надеть? А лучше и то и другое" Мои брови удивленно ползут вверх. На пол? Там же холодно и жестко! Нет уж. я тут останусь. Мне не обидно, не больно, Мне весело... и тепло под одеялом. 

Молния 

Держу в руке молнию. Она красивая, внутри переливается что-то, вспыхивает. Она не опасна пока в моих руках. Но стоит выпустить ее, стоит разжать пальцы и она ворвется в чей-то мир разрушительным демоном и выжжет его дотла, а потом полетит в соседний мир и там тоже наделает хлопот, потом дальше, дальше... пока не выдохнется и не исчезнет, растворится в воздухе. Моему миру тоже конечно достанется, он ведь тоже окажется на ее пути. Я держу в руке молнию и чувствую свое всемогущество. Могу разрушить. Многое, почти все. И мне это не будет стоить ничего. Ну почти. Может пожалею потом обитателей погибших миров. Может быть даже почувствую себя виноватой. А может и нет. Зачем жалеть о том, что погибло, все равно уже не вернешь. Зато потом будет здорово - будет радость созидания мового мира, будет суета, наполненность и понимание смысла своей жизни. Будет ощущение полета, свободы, молодости ... счастья... Почему же я держу эту прекрасную молнию и сжимаю пальцы так, что они уже одеревенели от напряжения?

На грани реальности


Полусказка - полубыль. Всякое ведь случается в жизни. 

Машка ходила в школу - в последний класс. И ей это совсем не нравилось. Учиться было интересно, но перемены были сущим мучением! Ну чем можно заниматься на перемене? Болтать с девчонками? О чем? Эти курицы только и делают, что обсуждают новые тряпки и придумывают истории о том, как они вчера развлекались со своими мальчиками. Или не придумывают? Да какая разница! Все равно подходить к ним не хочется. Как-то попробовала подойти и что из этого получилось? Все замолчали и вылупились на нее, а Светка спросила ехидным таким голоском: "А у тебя, Маш, есть кто-нибудь?" Пришлось придумывать на ходу мифического Мишку с первого курса политеха, куда она якобы ходила на дискотеку и там познакомилась. Противно врать! А выглядеть дурой - еще противнее! Чем же заняться на этой перемене? Можно сходить в буфет, выпить сока, или просто погулять по коридору. Ну да! Вы представляете себе девчонку, в одиночестве гуляющую по коридору? Белая ворона! Девчонки по одной не ходят! Это противоестественно. Лучше всего спрятаться за какую-нибудь книжку или журнал и сделать вид, что читаешь. Так Машка и поступила - пошла в библиотеку и взяла первую попавшуюся книжку. Вы пробовали смотреть в книжку и не читать? У нее не получилось. Буквы складывались в слова, слова - в предложения... 

Прогулки по ночному городу


Город медленнно вдыхает запах ночи
Легким дождиком омытый от сует
И мечтает, но узнать, чего он хочет
Не дано. Он мне не выдаст свой секрет.
Я с расспросами к нему не лезу в душу,
Лишь скитаюсь по ладоням площадей.
И в награду он показывает в лужах
Фейерверки бликов желтых фонарей.

Дегустация

Зрелый коньяк - вот мужчина во цвете лет.
Бархатный тембр ласкает и вкус и слух,
Яркий букет ощущений, но шлейфом след
Терпкой горчинки, как будто к тебе он глух.
Утром не вспомнить деталей, но ведь charmant!
Перед глазами неясный пастельный дым.
Я предпочла бы коньячный густой дурман
Винам без выдержки - легким и молодым.
Дамочка-джин-можно-с-тоником-лучше-без.
Серый прищур, на любителя резкий слог,
Градус ее нелюбви глубиной с разрез,
Что не таит уже строгости длинных ног.
Вечер сгущается мороком вечных тем,
Утро горчит послевкусием и тоской.
Разницы нет быть с другим или даже... с тем,
В тщетных попытках сегодня не быть одной.

Девочка - за три копейки вода-сироп
Непредсказуема, может не повезти.
Девочка радуется как всегда взахлеб,
Каплями крупными плачет: меня прости.
Ходит по светлой лишь улицы стороне,
С каждой дворнягой здоровается как друг.
Жизнь впереди. Она вырастет скоро не
Зная какие напитки бурлят вокруг.

Разбойничья

Мы пленники (властители) дорог
И у костров коптим шашлык и души,
А хочется поесть простой творог
На завтрак, а еще блинов на ужин.
Меж обществом и нами как стена
Клеймо веселой жизни и порока,
Но мы опять пошлем сомненья на...
Не забивая головы до срока. 
Пусть говорят: разбойников не счесть,
Устраивая рейды и облавы,
Но нам таки знакомо слово "честь",
Хоть на столбах дорожных наша слава.
Нам равно чужды православный крест
И к Мекке обращаемые мессы.
Взамен мы водку пьем в один присест
И песни воем ввысь на тонкий месяц.

Пока!


Я почти научилась писать тебе просто "привет".
Центр вращенья миров покидает привычную ось
Между мной и тобой. Среди тысяч несбывшихся бед
Не найти невозможность того, что у нас не сбылось.

Я пока не ушла, ты пока не ушел далеко.
Завтра будет, что будет, увидим когда доживем.
Но сегодня мне снова с тобою светло и легко,
Хоть все наши вчера поросли непролазным быльем.

Маскарадное

Волшебный рассеялся вмиг полумрак.
Растеряно щурясь на ярком свету,
Я с маскою вместе теряю пустяк -
Опять повстречаться с тобою мечту.

В наивном стремленьи почувствовать дрожь
Я в прорезях масок искала твой взгляд.
И пусть не нашла в этот раз, ну так что ж,
Ты мне и без маски пока еще рад.