Сабая

Персонаж, давший заголовок этой истории родился не здесь. Эта волшебная книга, отвечающая на все вопросы чистую правду, вечно жаждущая свободы и новых знаний, встретилась мне в книге Марины и Сергея Дяченко "Магам можно все". Там она была уже книгой, доставшейся в наследство магу и случайно обнаруженной им в книжном шкафу. Но это уже совсем другая история. 

Сабая 
1. 
-Почему? Почему тебе всегда нужно уходить? Разве тебе плохо со мной? 
-Я мужчина. Я не могу все время сидеть около твоей юбки. 
-Тебе плохо со мной. 
-Мне хорошо. 
-Тогда не уходи. 
-Не могу. Я должен идти. 
-Куда ты идешь? 
-Не знаю. 
-Ну вот, я же говорю - плохо. Тебе скучно. 
-Мне скучно. 
-Тогда уходи навсегда. 
-Не могу. Я люблю тебя. Я вернусь. Ты будешь ждать? 
-Нет. 
-Будешь. 
-Нет. Ни за что. 
-Будешь, будешь. Я ведь маг, ты не забыла? Никуда ты от меня не денешься. 
-Ненавижу тебя. 
-Любишь, я знаю. 
-Убирайся. 

-Я вернусь. 

2. 
Как хорошо проснуться пораньше, размять косточки и слетать к морю искупаться, заодно поймать к завтраку какую-нибудь зазевавшуюся рыбину. Последнее время я могу себе позволить такую роскошь, а вот лет семьсот назад, да что семьсот, даже триста лет назад было напряженно. Каждый день приходили какие-нибудь людишки с вилами. Эти неграмотные крестьяне почему-то решили, что я тут сижу на куче золота. Смешные несмышленыши готовы отдать жизнь за кусочек металла. Самое грустное то, что объяснять им что-либо бесполезно. Не верят. Думают, что я испугалась и лезут на рожон. Единственный способ сохранить им жизнь - напугать до полусмерти. Потому что иначе приходится убивать. 
Нету в горе золота, нет камней самоцветных и людишки все равно погибли бы, добравшись до сокровища. Я даже не уверена уже что именно здесь охраняю. То ли сокровище от людей, то ли наоборот. 
Иногда вместо крестьян приходили рыцари. Все по протоколу- конь, оруженосец, копье, палица, меч, огнеупорная одежда для себя и для лошади. Для оруженосца на такие изыски обычно не тратились - лишние расходы. Не жалко рыцарям оруженосцев, а денег жалко. И жизнь свою жалко, но не настолько, чтобы ко мне на верную смерть не переть. Первое время - когда меня только поставили на этот пост... Но надо наверно с начала начинать. 
Вылупилась я примерно тысячу лет назад из яйца, как и все мои братья и сестры. Произошло это на одном тропическом острове, где есть плато с термальными источниками, обеспечивающими идеальную влажность и температуру. Долгое время об этом острове никто из людей не знал, но в тот год, когда родилась я, один очень могущественный волшебник вызнал тайну острова и выкрал меня и моего брата. Волшебник был очень стар, могуществу его не было предела, но было кое-что, с чем он не мог справиться - его собственная смерть. Используя все свои знания и все могущество, Волшебник создал магический кристалл, из которого сделал перстень. Обидно прожить долгую жизнь, накопить по крупицам мудрость и умение творить чудеса и все это богатство унести с собой в могилу. Поэтому, видимо, Волшебник и создал этот инструмент, при помощи которого любой мог бы стать всемогущим. 
Еще до того, как был создан перстень, Волшебник пытался передать свои умения Ученику. Ученик был толковый, но недобрый. И Волшебник изо всех сил старался пробудить сострадание в его душе, но все было безуспешно. В животных и птицах Ученик Волшебника видел лишь отличные мишени для отработки заклинаний, люди были объектом для насмешек, а самого Волшебника он рассматривал как необходимый источник знаний. Когда Волшебник убедился, что Ученику нельзя доверять такие могучие силы, он решил сохранить свои знания при помощи кристалла. Волшебный перстень он спрятал в сердце горы, а нас с братом приставил охранять его. Шли годы, Волшебник все больше старел, а Ученик становился сильнее, старше и изощреннее. Волшебник уничтожил все свои магические книги и изгнал Ученика, но тот вернулся и коварно убил своего старого учителя, а потом направился к нашей горе, чтобы забрать перстень. 
Чему Ученик успел научиться - это кодексу чести. Нет, он не значил для Ученика ничего, но давал дополнительные преимущества. Это очень удобно, когда противник ограничен в своих действиях, а ты нет. 
Ученик вызвал брата на "честный бой". Один на один. Почему мы ему поверили тогда? Наверное были молодыми и наивными. Они спустились в долину, где "было удобнее сражаться", а я взлетела на гору, чтобы лучше видеть что произойдет. 
Ученик Волшебника шел впереди, показывая дорогу, мой брат следовал за ним, не ожидая подвоха и вдруг человек толкнул ногой какой-то камень и невидимые с тропинки устройства плюнули в дракона сетями, опутали крылья, не давая взлететь. Коварный ученик Волшебника кинулся к моему брату, застигнутому врасплох, и пронзил его сердце мечом. 
Я не помню что было дальше, в приступе ярости я не отдавала себе отчет, что делаю. Когда я пришла в себя, от Ученика Волшебника осталась только горстка пепла. А я и не знала, что умею выдыхать огонь. 
С тех пор я стерегу перстень одна. Первое время было довольно спокойно, но потом по окрестным селам разошлась легенда о сказочных богатствах в недрах горы и они пошли за сокровищами. Крестьяне, ремесленники, рыцари пешие и конные, был даже один принц -его я отпустила с миром, правда он прислал потом целую дружину, которая не ушла живой (очень ответственные и целеустремленные ребята). Люди приходили отрядами, по-одному, привозили сложные устройства, но что онм могли противопоставить дракону? Чтобы как-то изменить ситуацию, я летала по окрестным деревням, вселять ужас - люди только активизировались - вооружались и шли в наступление. Пробовала затаиться - они решали, что я сдохла и бежали проверять нельзя ли уже забрать сокровище. За прошедшую тысячу лет они привыкли к моему соседству и беспокоят разве что пришельцы издалека, местные уже поняли, что мирно жить лучше. Историю про перстень помню уже, наверное, только я. 

Так, интересно, что это за пыль над дорогой? Человек идет. Не видать мне рыбки на завтрак. 

3. 
Извилистая тропинка бежит в гору. Видно, что тут никто не ходит уже давно. Значит она ведет не к воде, куда же тогда? Если здесь перевал, то мне повезло. Почему же тогда здесь никто не ходит? Любопытное какое место. Пропитанное древней силой, я это чувствую. И поверх наслоения страха, алчности, злобы, но какие-то стертые. И еще какая-то сила рядом. Не злая, но и не добрая. Ага. Вот здесь, в этой пещере. 
Где-то у меня был факел. Ого, какая красотища! Желтые стены все будто в причудливой резьбе - отполированная поверхность искрится золотыми бликами. Сталактиты стоят как колонны во дворце какого-нибудь эмира. Каждый имеет свою особенную форму. А вот в той стороне вроде другого оттенка камень, почти белый, и форма натеков не такая, более угловатая, будто шипы торчат. И сила эта непонятная тоже с той стороны. А ну-ка поближе если подойти. Ух ты, он теплый и... это не камень. Похоже на кожу. Как будто ящерица нагрелась на солнце и спряталась, не успев остыть. 
Ах ты, как будто глаз открылся на камне - так и испугаться недолго. Такого цвета золотистого. 
-Ты кто? - Ой, он шевелится под рукой. Неужели живой? Такой огромный. 
- Я дракон. 
- Не может быть. Я думал, драконы не существуют. 
-Зачем ты пришел? 
- Просто шел мимо. Ты не опасен, дракон? Людей ешь? 
- Опасен. Не ем. Ты за сокровищами пришел? 
- А ты сокровища охраняешь? 
- Смотря что ты понимаешь под этим словом. 
-Золото, камни драгоценные. 
-Нет. Этого здесь нет. 
- Ну и отлично. Значит нам не из-за чего ссориться. Правда ведь? Знаешь, я никогда не видел драконов. Тебе можно на солнце выходить? Я хочу разглядеть тебя, а в темноте много не увидишь. 
-Зачем? 
- Мне интересно. Очень. Я прошу тебе, давай выйдем на солнышко. 
- Хорошо, но имей в виду, я могу тебя поджарить в любой момент. 
- Ладно, я боюсь. Давай я выйду первым, а ты за мной, так ты будешь меня все время видеть и сможешь поджарить. 

4. 
Когда же это произошло? Не при первом прикосновении в пещере, когда его рука не дрогнула от испуга, и не отдернулась, едва я открыла глаза. И даже не тогда, когда он достал из мешка ароматный хлеб и протянул мне на ладони, хотя многие думают, что дракона достаточно покормить, чтобы приручить. Вероятно, это началось в первый момент нашего знакомства с того что я удивилась. Поверьте, очень нелегко удивить дракона, прожившего на свете тысячу лет и перевидавшего множество разных людей. Были среди них трусливые, умные и осторожные, были отважно - легкомысленные, недооценивающие опасность, расчитывающие на чудо. Но вот такого, который бы точно знал степень риска и не боялся, я увидела впервые. Он не боялся, потому что доверял мне. Не слепо, нет, он точно знал чего можно ждать от меня. Но это не был расчет - он верил мне по-настоящему. Я все искала подвох, пыталась провоцировать его, но он смеялся и тогда я тоже смеялась с ним вместе. Этот удивительный человек рассказывал мне о своей жизни и расспрашивал о моей. Ему было больно слушать о смерти моего брата и старого волшебника - я видела, как блестели его глаза. Он рассказал мне о своей любви - безумной привязанности, приносящей одни страдания обоим. Почему люди так слепо влюбляются, почему вечно ссорятся когда вместе, но скучают друг по другу в разлуке? Я научилась летать с ним на спине - он увидел мир с высоты драконьего полета. Я рассказывала ему о событиях, удаленных по времени, он мне - о том что происходит сейчас за тридевять земель. Как будто в мою жизнь - длинную и однообразную вложили еще одну - яркую, наполненную теплом и радостью. Конечно он не мог остаться, ведь его ждала она, та к которой он стремился всем сердцем, но все-таки медлил. То ли из страха остаться рядом с ней навсегда, то ли желая набраться побольше впечатлений впрок. Наступил момент, когда он не смог уже оставаться и тогда я решилась. 
- Возьми перстень. Он не убьет ни тебя, ни ее, я это вижу, но может помочь тебе. 
- Что же ты будешь охранять теперь? 
- О, не волнуйся, я найду чем заняться. 
- А ты не боишься, что он попадет в злые руки? 
- Ты не позволишь. И потом, если это все-таки произойдет, я узнаю об этом и заберу его. 
- Но, послушай, твоя жизнь потеряет смысл. 
- Она и так уже ничего не значит. 
- Хорошо. Я надеюсь увидеть тебя снова. 
- Прощай. 

5. 
Где же он ходит так долго? Я уже остыла давно, простила и готова ждать сколько угодно, но ведь я не вечная, жизнь утекает день за днем, а какая это жизнь? Без него - это не жизнь, а просто ожидание жизни. 
- Я вернулся. Ждала меня? 
- Нет. 
- А для кого рубашку вышивала шелком? Да так красиво. Спасибо, любимая. 
- Ты неисправим. 
- Не проще ли честно признаться, что ждала. Я же вижу. 
- Не проще. Я обижена. Тебя не было слишком долго на этот раз. Я устала ждать. 
- Ты выводишь меня из себя. 
- Ты разгневан? Это смешно. 
- Это не смешно, когда маг разгневан, это страшно. 
- И что ты можешь сделать? Превратишь меня в лягушку? 
- Превращу. Только во что-нибудь неживое, чтобы не разговаривало. 
- Давай, превращай. 
- Изволь. 
Что же я делаю. Он и правда рассердился не на шутку. Что это у него за огонь сорвался с перстня? Ой, я …. 
- Подожди, я не хотела... 
- Поздно. 
Я становлюсь такой маленькой, я расслаиваюсь и деревенею. Больно, он убивает меня. Что я? 

6. 
Странно, я больше не привязана к этой горе, я могу лететь куда глаза глядят. Свободна от многовековой службы, от обязательств. Подо мной бескрайнее лазурное море под белыми перьями облаков. Солнце приятно греет крылья. Как хорошо жить! Только... зачем? Можно купаться, можно есть вкусную рыбу когда захочешь, можно просто лететь куда зовет сердце. Нет, куда сердце - нельзя. Он придет сам, когда сможет, он знает где я, так же, как я знаю где он. Что-то там сейчас происходит. Я чувствую силу магического кристалла. Что же он делает? Больно. Он убивает меня. Что я? 

7. 
Вот это фокус! Неожиданно. Похоже на книжку. Переплет как кожа моей драконихи - белый и мягкий, но с роговыми уплотнениями, а замок сложный какой-то. Серебряный и мудреный. Упс, только прикоснулся, а он раскрылся. Странички пустые. Записная книжка что ли? И что там писать? 
Попробую так: 
- Я - маг. 
- А я - Сабая. 
Ух ты, она отвечает. 
- Ты можешь видеть меня? 
- Я чувствую твои руки. 
- Ты слышишь? 
- Я ощущаю вибрации. Да, я могу определить что ты говоришь. 
- Ты знаешь что случилось с драконихой? Почему я не чувствую где она? 
- Ее больше нет. Есть я. 
- А где... 
- Ее тоже больше нет. Есть я. 

8. 
Я стала спокойной, как дохлый дракон. Стою на полке и жду его. Только ожидание легче переносится, а так все то же самое. Вслушиваюсь, даже не вслушиваюсь, а ловлю тончайшие вибрации мира. Знания разлиты в воздухе, я могу их пропускать через себя. И когда он спросит, я буду готова. Удивительно, но я кажется разучилась врать. И он, кажется, стал меня больше ценить за это. Очень странно. Он берет меня в руки, нежно поглаживает корешок и мне больше ничего не надо - я наконец-то счастлива по-настоящему. Дрожу от удовольствия от каждого прикосновения, щелкаю замком и распахиваю перед ним все свои и чужие секреты, все что смогла узнать, все что ему интересно. Он наконец-то узнал о том как я люблю его. Он обожает спрашивать ждала ли я его и рада ли видеть - а я вынуждена отвечать правду. Унизительно, но он доволен. А когда он наиграется и ставит меня на полку хочется плакать, но нечем. У книжек ведь нет глаз, а значит и слез тоже нет. Он уезжает так же часто, но всегда возвращается. Ему скучно дома, тянет в походы, в исследования, хочется совершать чудеса и подвиги, помогать обиженным и карать негодяев. Я знаю теперь куда он уходит. 

9. 
Кажется, что кожа теплеет от моих прикосновений. А может даже вздрагивает. Ерунда конечно, но ее приятно держать в руках. Если закрыть глаза, вспоминаются далекие горы, купающиеся в солнечных лучах. Захватывающее ощущение полета, бескрайность моря и неба. Бедная моя, есть ли в этой книжке что-то от тебя, кроме чуть шершавой кожи, теплеющей под моей ладонью? Как же я не уберег тебя, не защитил, я ведь совсем не думал о тебе в тот миг, как заклинание могло задеть тебя? Вечная моя боль, неисправимая моя, непоправимая, необратимая и бессмысленная утрата. Вечный мой бег от себя. Никакими подвигами, никакими добрыми делами не загладить вины. Прости. 

10. 
Жизнь... нет, поток времени несется сквозь мои страницы, пронизывает кожу, когда-то бывшую чужой, оставляя невесомый след приобретенного знания. Давно прошли счастливые моменты ярких эмоций, но события двухтысячелетней давности не стерлись из памяти и не потускнели от времени. Пожелтевшие страницы давно не трепещут от волнения, не вздрагивают от горя и разочарования. Не сжимаются от жалости. 
Я стояла забытая им на книжной полке и видела, как уходит из него жизнь, нет как поток времени уносит его силы, по крупице забирая молодость, здоровье, радость. Видела, как он стареет в кресле у камина и жизнь теряет цену и смысл. Помнил ли он меня в свои последние минуты? Теперь уже неважно. Он - мое начало, яркая вспышка, свет от которой осветил многовековую историю его рода, прошедшую передо мной. Чреда его потомков сберегла меня, получив взамен доступ к информации обо всем на свете. Но это не доставило мне и тени той давней радости. Не знаю даже что я чувствую теперь - любовь, благодарность, сожаление, усталость, тоску или уже совсем ничего.