Покинутые миры


Наших с тобой миров отступает крошево.
Замок пришел в упадок и небо хмурится.
То, что так было ценно, сегодня дешево?
Нет, только старит время булыжник улицы,
Птиц перелетных стая не остановится -
К выцветшим флагам башен уж нет доверия,
В озере нашем рыба давно не водится...
Это уход наш так изменил ход времени.

Короткие рецепты счастья

Счастья яркого сияющих вершин
Не достичь, не видя пропасти потери,
Ту,где нежность болью рвется из души,
В равнодушное спокойствие не веря.
Счастлив тот, кто быть прирученным непрочь,
И волшебные лишь тем миры открыты,
Кто свою разделит душу, небо, ночь,
Путь, рубаху и разбитое корыто.

Хочу научиться


Я хочу научиться верить,
Падать с чувством "меня подхватят",
Всё держа под контролем, нервно 
Не решать с перепугу: "хватит!"

Чтоб плеча твоего опору
Испытать до конца на прочность,
Чтобы знать, что хоть в бой, хоть в горы
Мне с тобою не страшно точно.

Сабая

Персонаж, давший заголовок этой истории родился не здесь. Эта волшебная книга, отвечающая на все вопросы чистую правду, вечно жаждущая свободы и новых знаний, встретилась мне в книге Марины и Сергея Дяченко "Магам можно все". Там она была уже книгой, доставшейся в наследство магу и случайно обнаруженной им в книжном шкафу. Но это уже совсем другая история. 

Сабая 
1. 
-Почему? Почему тебе всегда нужно уходить? Разве тебе плохо со мной? 
-Я мужчина. Я не могу все время сидеть около твоей юбки. 
-Тебе плохо со мной. 
-Мне хорошо. 
-Тогда не уходи. 
-Не могу. Я должен идти. 
-Куда ты идешь? 
-Не знаю. 
-Ну вот, я же говорю - плохо. Тебе скучно. 
-Мне скучно. 
-Тогда уходи навсегда. 
-Не могу. Я люблю тебя. Я вернусь. Ты будешь ждать? 
-Нет. 
-Будешь. 
-Нет. Ни за что. 
-Будешь, будешь. Я ведь маг, ты не забыла? Никуда ты от меня не денешься. 
-Ненавижу тебя. 
-Любишь, я знаю. 
-Убирайся. 

Что ты любишь во мне?


Что ты любишь во мне? Это просто.
Твоего отражения свет,
Утвержденье успехов и роста,
Фейерверков минувших побед.

Подтвержденье чего-то, что важно,
Отрицанье того, что смешно.
Я - твой собственный голубь бумажный,
Упорхнувший на волю в окно.

Благодарю тебя


Благодарю за близость и тепло,
За то, что принял всю без осужденья,
За то, что было и еще могло,
За то, что сметены предубежденья,
За то, что я смогла открыться так,
Как будто нет ни пропасти, ни краю,
И если эпизод со мной - пустяк,
Спасибо, что я этого не знаю.