Разлука

Прости, но не живет любовь, увы
В неволе. В повороте головы,
В движеньи плеч твою читаю грусть,
Но я опять с тобою расстаюсь.

Разлуки неизбежность красит встреч 
Мгновенья нежной мукой. Их сберечь 
Лишь в памяти удастся нам с тобой. 
Острее счастье, если рядом боль.
Мы сами выбор сделали, поверь,
Оставив незакрытой эту дверь.
Теперь в нее лекарством от тоски
Свистят разлук сырые сквозняки.

Вечер

В доспехах синих грустный рыцарь Вечер
Неспешно едет, голову склонив.
Его не ждут, но он придет на встречу,
Чтоб вновь сыграть минорный свой мотив.

Его глаза не отражают света,
А плащ весь в дырках-звездах от разлук.
Но хоть устал он в поисках ответов,
Свирель свою не выпустит из рук.

На празднике чужом он будет лишним,
Напомнив победителю о том,
Как сладки губ нетронутые вишни,
И в ночь уйдет в раздумьях о своем.

С добрым утром, любимая


Верно, ветер без имени
На асфальте под окнами
Мне из листьев рябиновых
Буквы выложил мокрые:
"С добрым утром, любимая!"

Ледяными узорами 
Под лучами рассветными
Отогретые зорькою 
Тают буквы приветные: 
'С добрым утром, любимая.'

Очень многие считают...

Очень многие считают, 
Что пора любви - весна 
И сердца от солнца тают... 
Отчего же не до сна? 
Ведь сейчас в разгаре осень! 
И под реквием дождя 
Лес красу и радость сбросил. 
Что ж не плачу с ними я?

И пускай седеют пряди 
Ливней в золоте берез, 
Не пойму чего же ради 
Мне в тоске повесить нос. 
Дышит холодом предзимним 
Ветер - лиственный палач, 
Без тепла дрожат осины, 
Но не плачется, хоть плачь.

Осеннее полетное

Осенние листья сорвались в полет.
На пляже пустынном подставлю живот
Под взгляды сорок, пролетающих мимо.
На север летят самолеты, я их
Не буду считать. Не поместятся в стих
Все эти воздушных дорог пилигримы.
А птицам предшествует бабочек рой -
Летит, увлеченный невинной игрой.
Не ведая, что ожидает их дальше,
В волнении крыльями машут они,
Не зная, что кем-то сосчитаны дни,
Не чувствуя в птичьем чириканьи фальши.

Кружит параплан над моей головой,
Над пляжным песком и зеленой травой,
Над стайкою желтых порхающих листьев,
Пониже, чем птицы и чем облака,
Повыше летящего вдаль паучка,
Меж капель, сумевших на землю пролиться.

Нежность

Твоей руки коснувшись по привычке,
Вдруг вздрогнула, как от разряда тока
В прозрении, как было одиноко
Без этих пальцев. Вспыхнула как спичка

И обожгла меня шальная нежность
До слез, до боли горечью и счастьем.
Песком в глаза мне бросила. На части
Мне душу рвет по ниточке прилежно.

Я рук своих не отниму - не в силах.
Контакт нарушить было б слишком больно.
А слезы сами капают невольно.
Я счастлива - о большем не просила.

Твои слова, не слышанные прежде - 
Отличный корм для нежности горячей, 
Что ощупью всеядно и незряче
Сжигает слово, данное надежде.

И белым пеплом посыпает раны,
Оставленные пламенем на сердце,
Чей метроном отмеривает герцы ...
"Не больше чем..." и это ли не странно.

Садистка- нежность вечно тянет жилы,
Выкручивает, слезы выжимая...
Но хорошо вот так идти по краю
И точно знать, что мы сегодня живы.

Как хочется

Как хочется быть утром где заря
Ласкает моря вспененный прибой,
Где тросов бухты, рында, якоря,
Где паруса парят над головой,

Где бури, град, цунами и шторма, 
Где день за год, а вечность - только миг,
Чтобы уже совсем сойти с ума
В морскую пену, покидая бриг.

Ай, ветра

Ай, ветра, поклонники постылые,
Уберите вы ладони стылые,
За коленки не хватайте девицу,
И без вас в хорошем разуверится,
Ей в объятьях ваших делать нечего,
Ей тепла бы лучше человечьего.
Да мечты пустые о несбыточном
Заберите, ветры. Жаром пыточным
Не трави ты душу, колобродница,
Думы прочь и сердце успокоится.

Ай, ветра мои, молвы с хулой носители, 
То ль собаки лают, то ли брешут зрители, 
Только слышала намедни у околицы 
О себе, что не узнала добра молодца. 
Не тому, видать, в ночи в жилетку плакала 
Беззащитной легкой бабочкой да лакомой. 
Не трепите, ветры, косы мои черные, 
На одну любовь навеки обречёна я. 
И пыталась, да ничем ее не вытеснить, 
Даже прежнему (в жилетке новой) витязю.