Покинутые миры


Наших с тобой миров отступает крошево.
Замок пришел в упадок и небо хмурится.
То, что так было ценно, сегодня дешево?
Нет, только старит время булыжник улицы,
Птиц перелетных стая не остановится -
К выцветшим флагам башен уж нет доверия,
В озере нашем рыба давно не водится...
Это уход наш так изменил ход времени.

Короткие рецепты счастья

Счастья яркого сияющих вершин
Не достичь, не видя пропасти потери,
Ту,где нежность болью рвется из души,
В равнодушное спокойствие не веря.
Счастлив тот, кто быть прирученным непрочь,
И волшебные лишь тем миры открыты,
Кто свою разделит душу, небо, ночь,
Путь, рубаху и разбитое корыто.

Хочу научиться


Я хочу научиться верить,
Падать с чувством "меня подхватят",
Всё держа под контролем, нервно 
Не решать с перепугу: "хватит!"

Чтоб плеча твоего опору
Испытать до конца на прочность,
Чтобы знать, что хоть в бой, хоть в горы
Мне с тобою не страшно точно.

Сабая

Персонаж, давший заголовок этой истории родился не здесь. Эта волшебная книга, отвечающая на все вопросы чистую правду, вечно жаждущая свободы и новых знаний, встретилась мне в книге Марины и Сергея Дяченко "Магам можно все". Там она была уже книгой, доставшейся в наследство магу и случайно обнаруженной им в книжном шкафу. Но это уже совсем другая история. 

Сабая 
1. 
-Почему? Почему тебе всегда нужно уходить? Разве тебе плохо со мной? 
-Я мужчина. Я не могу все время сидеть около твоей юбки. 
-Тебе плохо со мной. 
-Мне хорошо. 
-Тогда не уходи. 
-Не могу. Я должен идти. 
-Куда ты идешь? 
-Не знаю. 
-Ну вот, я же говорю - плохо. Тебе скучно. 
-Мне скучно. 
-Тогда уходи навсегда. 
-Не могу. Я люблю тебя. Я вернусь. Ты будешь ждать? 
-Нет. 
-Будешь. 
-Нет. Ни за что. 
-Будешь, будешь. Я ведь маг, ты не забыла? Никуда ты от меня не денешься. 
-Ненавижу тебя. 
-Любишь, я знаю. 
-Убирайся. 

Что ты любишь во мне?


Что ты любишь во мне? Это просто.
Твоего отражения свет,
Утвержденье успехов и роста,
Фейерверков минувших побед.

Подтвержденье чего-то, что важно,
Отрицанье того, что смешно.
Я - твой собственный голубь бумажный,
Упорхнувший на волю в окно.

Благодарю тебя


Благодарю за близость и тепло,
За то, что принял всю без осужденья,
За то, что было и еще могло,
За то, что сметены предубежденья,
За то, что я смогла открыться так,
Как будто нет ни пропасти, ни краю,
И если эпизод со мной - пустяк,
Спасибо, что я этого не знаю.

за грудки

Проснулась. Утро. Беру себя за грудкИ:
А ну-ка пей свой кофе и быстро в путь! 
И думаю- грУдки? Ну нетушки, это-грудь,
И раз взялась, говори иль пиши стихи.
К своей не относится? 
Ладно, тогда забудь

Когда мы встретимся с тобой...


Когда мы встретимся с тобой,
Мы в пику слову "невозможно"
Заменим все "нельзя" на "можно",
Поспорив с глупою судьбой.

Когда мы встретимся, часы
Сорвутся с шага в бег беспечный
К отметке "наш последний вечер"
В начале серой полосы.

Мы не испортим в этот раз,
Сметя оковы расстояний,
Картину наших ожиданий,
Хоть и предстанем без прикрас.

Когда мы встретимся, поверь,
К нам снизойдет, как откровенье,
Что в наших новых встреч мгновенья
Теперь навек открыта дверь.

Когда... (заметь, как хорошо,
Что слово "если" не звучало)
В попытке все начать сначала
Не станем мы кривить душой.

Когда мы снова станем "мы",
Вернемся в точку расставанья,
В ладонях теплого вниманья
Растопим в сердце лед зимы.

Когда мы встретимся, себя
Друг в друге разглядев, как прежде,
Мы души распахнем в надежде,
Что не нарушим мир, любя.

Пусть будет ласковым прибой,
Нежарким солнце, небо синим...
Такая малость нам по-силам
Когда мы встретимся с тобой.
Когда мы встретимся? С тобой 
Нам не спланировать заранее. 
Спонтанность встреч и расставаний 
Чьей обусловленна игрой? 

Когда светила станут в круг? 
Когда цветы украсят вайю*? 
Когда сойдутся предсказанья 
Ладонных линий наших рук? 

Когда ветров холодный вой 
В бриз переключится случайно? 
К чему гадать? Пусть будет тайной 
Когда мы встретимся с тобой. 

Вспоминай лишь хорошее


Жестом, вззгядом ли
Или фразою,
Только что-то спугнули случайно мы,
Были рядом но
Вспышка разума
Гасит сердце печалями.
Нежность, гордостью
Вдруг ужалена,
Распадается в мелкое крошево.
Не собрать в горсти
Веру с жалостью.
Вспоминай же хорошее.

Отчаяние


Бессилия удар
Под дых, как будто сердце
Не бьется, весь свой жар
Утратив вмиг. Согреться

Теперь ему невмочь.
Беспомощность скупая
Уводит сон, а ночь
В отчаяньи купает.

Зияет пустота 
Там, где была улыбка. 
И жизнь уже не та, 
А кажется ошибкой. 

Та часть души моей, 
Что спаяна с тобою, 
Отрезана, но в ней 
Саднит, болит и ноет.

Рыцарское

Какого цвета не понять. А надо ль?
Коль путник сам не думает о том,
И ищет он не славы, не награды,
А ярких чувств, слепящих даже днем.

Пешком идет Любовь - наивный рыцарь,
Без шлема, без доспехов, без меча.
Ему от стрел ничем не защититься,
Да он и не привык рубить с плеча.

Хоть был убит не помнит сколько раз он,
Не ищет панцирь или просто щит,
Предпочитая ближний бой, где сразу,
Не прибегая к множеству защит,

Разоружает сердцем он открытым,
Улыбкой и желанием помочь,
Берсерком страсти каменные плиты
Он рушит. А убит - уходит прочь.

Попытки объяснить

Попытки объяснить 
Стихом, рисунком, песней -
Натянутая нить,
Не врозь, но и не вместе.

В безумии стиха 
Не кроется признанье,
В нем только след желанья,
Предчувствие греха.

В рисунке только свет,
Пляс сумрака и тени,
Непрожитый ответ,
Незаданный критерий.

А в песне лишь минор
Известных всем созвучий.
Но объяснений лучше
Не знаю до сих пор.

Не выпускай меня из рук


Сегодня я птица и крыльев размах
Едва покрывает твои две ладони.
Отпустишь - и вряд ли найдешь! Среди птах
Легко затеряться мне в небе бездонном.

Бушующий мир нас растащит едва
Я рук твоих ласку забуду на коже.
"Держи меня крепче" - шепчу я слова,
Боясь продолжения фразы: "Быть может..."

Маячное

Неприступным ярким маяком 
Я кидаю кораблям заблудшим 
Лучики надежды,чтобы в дом 
Возвратить спасенные их души. 
Приманив в тумане и беде, 
Не могу дать больше, как и меньше, 
Потому, что каждый знает где 
Ждут глаза глядящих в море женщин.

L'amour

L'amour pas pour moi tous ces toujours c'est pas net, ca joue des tours ca s'approche sans se montrer comme un traitre de velours ca me blesse ou me lasse selon les jours

Любовь... Не по мне. 
Твои 'всегда' только трюк, 
Обман, как ' нежный вельвет' 
И я так устаю. 
Пусть же боль будет во вне.

Любовь? Ни за грош! 
Тревогу в ласку одев, 
Ворчит, кусает, как вошь. 
Вряд ли хуже удел 
Мог бы быть: хочу вновь того ж.

Припев: 

И к чему все радости, ласки и дрожь, 
Обещаний плен или ложь, 
Вновь приметы сдачи к чему
Искать - не пойму 
И знала бы я
Где здесь западня.

Шхунное

Я - шхуна, и безбрежный океан 
Меня тревожит, мучает и манит 
Фатальной неизученностью тайн, 
Бездонностью возможности познаний.

А ты - веселый ветер, верный друг - 
Меня ведешь за паруса тугие, 
И от твоих надежных крепких рук 
Спокойно, только ждут тебя другие... 

Безвольно опускаю паруса, 
Но штиль разлуки в грустный тихий вечер
Разрушит твой порыв и чудесам
Сквозь брызги радости толкнет меня навстречу.

Разлука

Прости, но не живет любовь, увы
В неволе. В повороте головы,
В движеньи плеч твою читаю грусть,
Но я опять с тобою расстаюсь.

Разлуки неизбежность красит встреч 
Мгновенья нежной мукой. Их сберечь 
Лишь в памяти удастся нам с тобой. 
Острее счастье, если рядом боль.
Мы сами выбор сделали, поверь,
Оставив незакрытой эту дверь.
Теперь в нее лекарством от тоски
Свистят разлук сырые сквозняки.

Вечер

В доспехах синих грустный рыцарь Вечер
Неспешно едет, голову склонив.
Его не ждут, но он придет на встречу,
Чтоб вновь сыграть минорный свой мотив.

Его глаза не отражают света,
А плащ весь в дырках-звездах от разлук.
Но хоть устал он в поисках ответов,
Свирель свою не выпустит из рук.

На празднике чужом он будет лишним,
Напомнив победителю о том,
Как сладки губ нетронутые вишни,
И в ночь уйдет в раздумьях о своем.

С добрым утром, любимая


Верно, ветер без имени
На асфальте под окнами
Мне из листьев рябиновых
Буквы выложил мокрые:
"С добрым утром, любимая!"

Ледяными узорами 
Под лучами рассветными
Отогретые зорькою 
Тают буквы приветные: 
'С добрым утром, любимая.'

Очень многие считают...

Очень многие считают, 
Что пора любви - весна 
И сердца от солнца тают... 
Отчего же не до сна? 
Ведь сейчас в разгаре осень! 
И под реквием дождя 
Лес красу и радость сбросил. 
Что ж не плачу с ними я?

И пускай седеют пряди 
Ливней в золоте берез, 
Не пойму чего же ради 
Мне в тоске повесить нос. 
Дышит холодом предзимним 
Ветер - лиственный палач, 
Без тепла дрожат осины, 
Но не плачется, хоть плачь.

Осеннее полетное

Осенние листья сорвались в полет.
На пляже пустынном подставлю живот
Под взгляды сорок, пролетающих мимо.
На север летят самолеты, я их
Не буду считать. Не поместятся в стих
Все эти воздушных дорог пилигримы.
А птицам предшествует бабочек рой -
Летит, увлеченный невинной игрой.
Не ведая, что ожидает их дальше,
В волнении крыльями машут они,
Не зная, что кем-то сосчитаны дни,
Не чувствуя в птичьем чириканьи фальши.

Кружит параплан над моей головой,
Над пляжным песком и зеленой травой,
Над стайкою желтых порхающих листьев,
Пониже, чем птицы и чем облака,
Повыше летящего вдаль паучка,
Меж капель, сумевших на землю пролиться.

Нежность

Твоей руки коснувшись по привычке,
Вдруг вздрогнула, как от разряда тока
В прозрении, как было одиноко
Без этих пальцев. Вспыхнула как спичка

И обожгла меня шальная нежность
До слез, до боли горечью и счастьем.
Песком в глаза мне бросила. На части
Мне душу рвет по ниточке прилежно.

Я рук своих не отниму - не в силах.
Контакт нарушить было б слишком больно.
А слезы сами капают невольно.
Я счастлива - о большем не просила.

Твои слова, не слышанные прежде - 
Отличный корм для нежности горячей, 
Что ощупью всеядно и незряче
Сжигает слово, данное надежде.

И белым пеплом посыпает раны,
Оставленные пламенем на сердце,
Чей метроном отмеривает герцы ...
"Не больше чем..." и это ли не странно.

Садистка- нежность вечно тянет жилы,
Выкручивает, слезы выжимая...
Но хорошо вот так идти по краю
И точно знать, что мы сегодня живы.

Как хочется

Как хочется быть утром где заря
Ласкает моря вспененный прибой,
Где тросов бухты, рында, якоря,
Где паруса парят над головой,

Где бури, град, цунами и шторма, 
Где день за год, а вечность - только миг,
Чтобы уже совсем сойти с ума
В морскую пену, покидая бриг.

Ай, ветра

Ай, ветра, поклонники постылые,
Уберите вы ладони стылые,
За коленки не хватайте девицу,
И без вас в хорошем разуверится,
Ей в объятьях ваших делать нечего,
Ей тепла бы лучше человечьего.
Да мечты пустые о несбыточном
Заберите, ветры. Жаром пыточным
Не трави ты душу, колобродница,
Думы прочь и сердце успокоится.

Ай, ветра мои, молвы с хулой носители, 
То ль собаки лают, то ли брешут зрители, 
Только слышала намедни у околицы 
О себе, что не узнала добра молодца. 
Не тому, видать, в ночи в жилетку плакала 
Беззащитной легкой бабочкой да лакомой. 
Не трепите, ветры, косы мои черные, 
На одну любовь навеки обречёна я. 
И пыталась, да ничем ее не вытеснить, 
Даже прежнему (в жилетке новой) витязю.

На излете лета


Стучат по крыше
Нам капли с неба на излете,
Но мы не слышим
В печальной музыке слова.
Уходит лето,
Игриво дразнит: "Не вернете",
Не ждет ответа,
Лишь улыбается едва.

Давай поиграем



Давай поиграем, как будто нам снова по пять,
Песочница эта - искомый таинственный остров,
И в поисках клада вдвоем до обеда копать,
Хоть глина и камни, увы, поддаются непросто.
Давай поиграем, как будто я верю в любовь.
Ты будто бы тоже. Нам снова с тобой по 16.
Нам негде укрыться от взглядов косых и ветров.
Обнявшись стоим, не решаясь начать целоваться.

Сыграем, как будто ты снова влюблен не в меня.
Нам 20 и я ненавижу сдаваться без драки.
Я буду смеяться и петь, тетивою звеня,
А ты не заметь, не пойми направленье атаки.
Давай поиграем в веселые свадьбы. Пускай
Четыре кольца нас удержат вдали друг от друга.
Давай дружно порознь шагнем в наш придуманный рай.
Играя, легко не тебя назову я супругом.

Давай поиграем. Пусть будет нам только по сто.
И, взявшись за руки, с тобой побредем по аллее.
Простив и приняв, наконец-то поверим мы в то,
Что любим друг-друга и вряд ли о чем-то жалеем.

Сыграем в случайную встречу, несданный билет,
Дорогу до моря в спонтанном плацкартном вагоне,
Забытые семьи и встреченный вместе рассвет,
И в веру, что в 30 весь мир у тебя на ладони.

Давай поиграем с тобой в 'одиноки вдвоем',
Как будто все темы исчерпаны нами и скУчны,
Смешно замолкая, начав говорить о своем
И вдруг уколовшись привычно о взгляд равнодушный.

Давай поиграем в предательство, ссору, разрыв
И ненависть - в это, похоже, еще не играли.
И в тысячи верст наш микронный зазор превратив,
Разъедемся в неодолимые дальние дали.

Давай поиграем в 'чужие совсем', не узнав
О детях, болезнях, успехах и крахах карьерных.
Пусть память о встречах развеется шлейфом во снах,
Забытых под утро, уже не щекочущих нервы.

потеряв


Лишь потеряв ( едва не обретя,
но остро ощутив тоску потери)
нам удается вдруг в любовь поверить -
в то, что она уходит не шутя.
Запутавшись в невидимой сети,
в густых клубах словесного тумана,
вновь отыскать пытаемся нирвану,
моля поисковик ее найти.
Надеясь, что вот-вот родство души
проявится на пленке разговора,
не слышим оглашенья приговора
внутри себя и снова шлем: "пиши!"
Однажды потеряв надежды нить,
кружим по лабиринту предложений,
тасуя бесконечность изложений
того, что невозможно объяснить.

Опубликовано в журнале Три желания

Обещания

Обещай достать луну
Тонким месяцем на шею. 
Я поверю хоть чему - 
Я не верить не умею. 
Обещай достать с небес
Млечный путь, чтоб стал мне шалью, 
Поезжай в страну чудес- 
Не держу и не мешаю. 
Буду ждать когда придешь 
День не отходя от двери. 
Обещания - не ложь, 
Если ты и сам в них верил.

Обещаний прочный мост
Как опора для надежды.
Обещай скорей всерьез,
Что все будет так, как прежде.
Удержи меня на миг 
От потери хрупкой веры -
Обещай мне напрямик
Чем порадовать намерен.
В счет обещанных даров
Получи скорей награду.
Исполнять, коль не готов,
Ничего уже не надо.

Грейпфрутное

Неприступной пусть кажусь и толстокожей,
Все покровы смогут снять твои ладони.
Перестану быть на солнышко похожей,
Пред тобой представ грейпфрутовою долькой.

Каждой клеточкой отдав тепло и свежесть,
Я истаю, словно в пламени лучинка.
Твою жажду утоляя, станет нежность
Теплых губ твоих грейпрутовой горчинкой.

акро

Ю жный крест не защищал меня от зла,
Л унный диск мне улыбается ехидно.
Я - не я, а улетевшая зола,

Ж аль, меня на пене волн почти не видно.
У несет меня отлив, вернет прибой,
К раткий миг еще смогу побыть с тобой.

Я приеду в твой город...

Я приеду в твой город бродить по аллеям и паркам,
Замирать перед глыбами время хранящих домов
И вдыхать этот воздух /неважно насколько он жаркий/,
Провожая глазами обрывки чужих облаков.
Ты случайно изменишь обычным делам и маршрутам
И пойдешь тем же парком на марево давней мечты.
Я узнаю твой взгляд и, забыв про часы и минуты,
По расцветшей улыбке прочту: "это всё-таки ты!"

Я приеду в твой город, совсем не планируя встречу,
Но в случайном троллейбусе сердце подпрыгнет: "Смотри!"
Я знакомую спину, конечно же, первой замечу
В отраженьях холодных, спешащих куда-то витрин.
И, боясь не успеть, неберу в телефоне твой номер.
Удивленно метнется твой взгляд по витрин зеркалам.
Если верить мечтам, то они исполняются вскоре,
Потому и опасно так верить дурацким мечтам.
Я приеду в твой город под тяжесть свинцового неба
И, промокнув, отчаюсь тебя отыскать под дождем.
И, возможно, пойму: с кем бы, где бы, когда бы ты не был,
Невозможно представить, что ты был со мною вдвоем.
В этом городе так же стреляются каплями лужи,
Как в любом, где мы были, и где не ступала нога.
Я приеду в твой город, но ты не узнаешь как нужен.
И уеду, не зная, была ли тебе дорога.

кажется важным

Играю драму, фарс и шапито,
Чтоб к сердцу твоему тянулась нить,
А кажется что важно все ж не то -
Понять себя, поверить и простить.

Опубликовано в журнале Три желания

Словесная пыль

О, беспредел словесной пыли пустить в прекрасные глаза
и наблюдать: на миг застыли, и вот уж в них блестит слеза,
предвосхищенье сладкой неги, разочарованность судьбой...
а губы повторяют: "гений!", чтоб только миг побыть с тобой.

Мне скучно


Мне скучно без щемящей боли,
Без сердце ранящих острот,
Без счастья быть в твоей неволе,
Без силы слабой женской роли...
Как жаль, что встреч круговорот
Сменило плавное теченье
Неспешных дней, сплетаясь в год,
Влача взаимное влеченье
От предвкушения грехов
В страну несбывшихся стихов.

В ролях мальчик и девочка

Этот мальчик "мне все по-плечу", мальчик "сам по себе",
"Этот солнечный луч для меня у тебя на губе",
"это море и небо мои, я с тобой поделюсь",
"дай попробовать луч на губе - он соленый на вкус?"

эта девочка "я ни при ком, мне не нужен никто",
эта девочка "радость в полете", "весь мир- шапито",
эта девочка "знаю, красива, но в этом ли суть?",
"наша жизнь - бесконечная книга", "увидел - забудь".

Этот мальчик "звезда", "я твой рыцарь, твой щит и твой меч,
Ты достойна меня и любовь мою сможешь сберечь,
Унесу на руках и от ветра укрою спиной"...
Этот мальчик "пошел, догоняй, если хочешь со мной"

Эта девочка "солнце, с тобой быть приятно вдвоем",
Эта девочка "нет, извини, догонять - не мое".
Эта девочка "вечер так грустен, тягуч, одинок"
"и с каких это пор я так жду телефонный звонок?"

Мальчики

Мальчик-дождь таким бывает нежным...
А сегодня колок, зол, колюч.
Он опять иной, не тот что прежде
Бессловесный спутник серых туч.

Постоянней смены дня и ночи: 
Мальчик-дождь идет куда захочет.



Мальчик-бог, которому всё можно, 
Безусловно и мертвецки пьян. 
В случаях простых и безнадежных
Он сердечных не излечит ран.

Проживая миллиарды судеб, 
Он свои подобия не судит.



Депрессивное


Очки разлетаются стеклами розовых стрел
И ранят осколки прозрачных и радостных чувств. 
А мир, пошатнувшись, опять стал так прочен и сер. 
Любовь, уходя, не шепнула как прежде: 'вернусь' 
Спугнув ожиданье, вошло одиночество в дверь, 
Закрыло ее по-хозяйски на ключ изнутри, 
И, вытащив свиток с названием 'список потерь', 
Готово продолжить: 'пункт первый. Подпункт тридцать три...'

Ночное


Плащ измочален - весь в дырах от стрел кочевых.
Что за привычка из луков палить в небеса?
Дым от костров ароматом цветов полевых
Штопает дыры плаща. По степи голоса
Носятся стаей койотов. Кочевник не спит.
Я его душу наполнила черной тоской,
Но не отчаявшись ищет волшебную нить,
Что приведет его в царство, где правит покой.
Хочет унять этот липкий полночный озноб,
Светом костров ослепив закоулки души,
Ветра быстрее летит на коне, только чтоб
Вырваться. Я понимаю куда он спешит.
Я не готова его отпустить налегке,
Узы порвав чтоб унесся от темени прочь.
Сердце степное щекотно трепещет в руке. 

Не наигралась. Прости всемогущую Ночь.

Опубликовано в сборнике "Взгляд белой кошки"